Следите за нашими новостями

         

 

 

Яндекс.Метрика

Публикации

2016  2015  2014  2013  2012  2011  2010  2009  2008  2007  2006  2005  2004  2003  2002  2001 

09 декабря 2011
«Вечерний Петербург», 09.12.2011

На смерть, на смерть держи равненье, певец и всадник бедный…
Зинаида АРСЕНЬЕВА

…В тот день — 6 декабря — в городе властвовала непогода, ураганный ветер был такой силы, что я даже долго не могла открыть дверь, чтобы войти в уютное помещение БМЦ. А там уже собрались петербургские поэты, художники, журналисты, пришедшие почтить память Александра Введенского и познакомиться с только что вышедшей в свет книгой «Гость на коне».

До сих пор этот поэт был известен большинству лишь своими стихами для детей. Теперь есть возможность открыть для себя его «взрослые» произведения.

Пришедший на презентацию книги петербургский поэт Дмитрий Григорьев рассказал вашему корреспонденту, что в 80-е годы стихи Введенского выходили в самиздате: «Их печатали на машинке тиражом в шесть экземпляров, и эти рукописи ходили по рукам. Для меня лично Александр Введенский, как и все обэриуты, значит очень много. Его стихи отличались от всего, что можно было найти в сборниках «Дни поэзии» в те годы, своей яркостью, необычностью, элементами абсурда. Его прекраснейшая поэма «Потец» настолько легла на какие-то механизмы работы моего сознания, что я без усилий запоминал целые блоки. Одно из самых любимых моих стихотворений — «Элегия», написанная в 1940-м году:

07 декабря 2011
«Литературная газета» №49

Тайны причудливых линий
Лола ЗВОНАРЁВА

Когда сегодня думаешь о судьбе семьи петербургских художников Траугот, а в этой семье и отец, и мама, и оба сына жили и дышали только любимым искусством, то понимаешь, что они, подобно Борису Леонидовичу Пастернаку, запросто могли бы высунуться в окно своей оригинальной мастерской на Петроградской стороне и спросить: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?»

В этом с их стороны не было ни позы, ни рисовки: для всех членов этой семьи Гомер и Шекспир, Блок и Андерсен были едва ли не самыми близкими, понятными и интересными собеседниками. Верность творческим заветам отца, талантливого художника Георгия Траугота, его преданности искусству, внутренней независимости, уникальной трудоспособности сказалась и в том, что молодые художники после его ранней гибели продолжали ставить отцовский инициал – «Г» – перед своими двумя. Александр продолжает эту традицию и сейчас, после ухода из жизни в 2009 году своего младшего брата.

01 декабря 2011
«Книжное обозрение» № 23

Лубочные ангелы
Дмитрий Малков

Василий Голубев — человек питерский. В свое время он прямо заявлял: «На творчество Петербург влияет умиротворяюще: даже без экспансии в другие города можно утешаться освоением компактного географического пространства, по своим культурным традициям и численности населения сопоставимого с небольшим западноевропейским государством». Отсюда — включение мирового художественного и исторического процесса в микрокосм митьковской культуры чуть ли не на подчиненном положении. Его митьки как нейтрино: их вроде бы мало, но они везде. Однако одними вангоговскими ушами сыт не будешь, так что без «экспансии» не обойтись. И один из самых московских (несмотря на явную его космополитичность) текстов в русской литературе оказался просто создан для отображения в стилистике Голубева.

24 ноября 2011
"Прочтение", 24 ноября 2011

Ирреальный комментарий, или Заметки на пьедестале памятника Минину и Пожарскому
Дмитрий Калугин

В декабре 1988 года в двенадцатом номере журнала «Трезвость и культура» была напечатана первая часть поэмы Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки». В то время автор этих строк отбывал армейскую повинность в одном военном учреждении (не буду поминать, в каком) и должен был ходить по утрам на Главпочтамт за корреспонденцией и подписными изданиями. Пролистав этот журнал (в нем обычно печатались содержательные статьи об алкоголизме и рок-музыке), я решил в этот раз не относить его по назначению и уволок в казарму. Помню очень хорошо, как после отбоя мы читали вслух, по очереди, ерофеевскую поэму и остановиться, хотя подъем неумолимо приближался, было совершенно невозможно. Несмотря на то, что между людьми, оказавшимися в тот вечер вместе, было мало общего, все ощущали в этом несчастном Веничке, потерявшемся в лабиринте московских улиц, глубоко родственную душу. С той только разницей, что Кремль, могилу неизвестного солдата и мавзолей мы, благодаря стараниям нашего замполита, все же посетили.

12 октября 2011
«Невское время», 12.10.2011

Эдуард Кочергин: «У меня не было и нет писательских амбиций»
Интервью Эдуарда Кочергина Михаилу Антонову

Известный художник вошел в большую литературу «буквально на коленках»

Эдуард Кочергин уже доказал, что он не только блестящий художник, но и великолепный писатель. После абсолютного успеха первой книги («Ангелова кукла»), где описываются судьбы «униженных и оскорбленных», «отверженных» новейшей российской истории — обитателей послевоенного ленинградского «дна», Эдуард Степанович написал вторую — «Крещенные крестами». Это роман-путешествие, одиссея подростка-беспризорника из омского детприемника для детей «врагов народа». В 2010 году книга удостоена одной из самых престижных литературных премий России — «Национальный бестселлер». А совсем недавно Кочергин удостоился литературной премии имени Сергея Довлатова — «За достижения в современной отечественной прозе».

<     1   2   3   4   5   6   7     >